На Авторадио

У микрофона я впервые оказался в 1999 году, ибо случился повод: усилиями энтузиастов была создана Коллегия правовой защиты автовладельцев, и мой старинный приятель Сергей Асланян соблазнил меня идеей рассказать об этом всей стране на радио «Эхо Москвы». Рассказ мой был весьма нервным. Дебют, все-таки...

Но болтать со страной понравилось. И с той поры я почти всегда охотно делился со слушателями своим мнением. Чушь порой нес неслыханную. Но делал это весьма уверенно...

На третьем году работы Коллегии мои юристы толкнули здравую идею: автовладельцев надо учить уму-разуму, а для этого хорошо бы раз в неделю учинять им бесплатный ликбез.

Сказали и сделали! Объявили в «МК» о курсах ликвидации безграмотности и каждый четверг повадились болтать по телефону с любопытствующими. От них не было отбоя! И разговоры нередко заканчивались за полночь...

- Вот эти бы переговоры - да в эфир! - сказал однажды все тот же Сергей Асланян. И как автор инициативы уговорил главного редактора «Эха Москвы» Алексея Венедиктова отдать час на радиостанции «Арсенал» - дочерней станции «Эха». В студию откомандировали меня, как человека уже привыкшего к микрофону и способного пудрить мозги.

И летом 2004 года я впервые в жизни пристроился не только к микрофону, но и к режиссерскому пульту: на "Арсенале" ведущие программ должны были все делать сами - и говорить, и кнопки нажимать...

Спустя месяц по просьбе слушателей программе дали уже два часа прямого эфира!

Так на радиоволнах родилась, научилась ходить и говорить программа-долгожитель "Право руля!".

В 2005 году программу "Право руля!" переманило к себе "Русское радио"-2 (ныне - "Русская служба новостей"). Это был первый опыт работы на радиостанции, весьма требовательной к своим ведущим. А потому пришлось немало попотеть, прежде чем к программе пришел успех.

В 2007 году программу приютило "Русское радио" и позволило ей выходить в нетрадиционном для этой популярнейшей радиостанции информационном формате.

Программа так и называлась: познавательно-развлекатекльная, музыкально-танцевальная.

И вскоре на Всероссийском конкурсе "Радиомания" жюри отметило ее престижной наградой, как лучшее ток-шоу страны.

А 1 сентября 2008 года программа впервые вышла на волнах одной из крупнейших и старейших радиостанций страны - "Маяке". Вместе с автором программы решение о ее переходе принимали ее постоянные слушатели. После бурного голосования большинство голосов было отдано в пользу "Маяка"...

А 12 октября 2012 года программа "Право руля!", совершившая путешествие по крупнейшим радиостанциям страны, остановилась на "Авторадио", имеющем самый высокий рейтинг среди всех российских радиостанций.

Многим слушателям программа запомнилась еще и благодаря ее гимну в исполнении неподражаемго Александра Градского:

Я не спасусь, я не достану,
К этому берегу я не пристану,
Но не перестану я веровать
В право руля...

Микрофон включен!

Годовщине первого выпуска программы посвящается…

Моего нового редактора – милую девочку лет двадцати – перед выходом в эфир на радиостанции «Русское радио» вдруг затрясло не на шутку… Еще бы: это был ее дебют.

- А ты разве не волнуешься? – она недоверчиво вскинула брови.

- Ну, что ты, - укоризненно бросил я. – Конечно, нет.

Да простит меня юное создание. Я обманул. Даже по прошествии одиннадцати лет прямых эфиров я все еще не могу перед студией избавиться от дрожи…

Нет, разговаривать с благодарным слушателем совсем не страшно. Даже наоборот. Страшно, что его, то есть, слушателя, сегодня в эфире не будет. Или он не будет звонить. Невостребованный ведущий – что унизительнее может быть?

- Да будет тебе! - заметил как-то главный редактор «Русской службы новостей», - чтоб у тебя да не было звонков? Такое когда-нибудь было?

Было. И запомнилось на всю жизнь.

2004 год. Радиостанция «Арсенал». Пульт, телефон, микрофон конструировали, видимо, еще неандертальцы. Сигнал держится на честном слове. Судя по взбесившимся лампочкам, звонки в студию пытаются разорвать телефон. И на двадцать третьей минуте первого часа программы им это удается.

Телефон умирает.

Помочь некому – в студии я один. А впереди еще полтора часа живого общения. Живого среди мертвой потусторонней тишины…

С тех пор первые слова, которые я бросаю редактору программы и ди-джею, влетая перед эфиром в студию, вовсе не «привет всем!». «Телефон работает?» - спрашиваю я. И уже потом с облегчением:

- Всем привет! смс

Впрочем, окончательно овладеть собой удается лишь, когда в прямом эфире на другом конце провода раздается голос: «Здрасьте, это Валера из Москвы».

Всё. Есть контакт! Работаем в штатном режиме.

От волнения нет и следа.

Впрочем, на всякий случай в моем кармане всегда лежит домашняя заготовка - листочек с тремя дюжинами вопросов. Вроде как заданными мне на sms-портал здесь и сейчас…

Ди-джей «Русской службы новостей» (человек, руководивший на радиостанции пультом, принимающий телефонные звонки и отвечающий за воспроизведение заставок, промо, рекламы и прочего) перед нашим первым совместным эфиром спросил:

- А тебе показывать на листочке вопрос, который тебе хотят задать?

РСН- Зачем? – удивился я.

- Ну, а вдруг ты не знаешь, что ответить. И будешь глупо выглядеть…

Глупо выглядеть я не боюсь. Глупо, это когда делаешь вид, что знаешь. А когда чего-то не знаешь, вовсе не глупо в этом признаваться.

Однако слушатель почему-то уверен, что я знаю абсолютно всё.

- Скажите, - настойчиво требует дама нервным голосом, - как лучше моему мужу лечить сколиоз?

- Вы уверены, что этот вопрос имеет отношение к нашей автомобильной программе? - в замешательстве спрашиваю я.

- Конечно! - громогласно сотрясает трубку дама. - Ведь мой муж заработал сколиоз, проведя 27 лет за рулем...

Нет, сказать, что звонки в студию не подлежат вовсе никакой «цензуре», значит, покривить душой.

Опытный редактор программы или ди-джей, снимая трубку, с первых слов понимают, стоит ли выводить звонящего в эфир. И вежливо отказывают в общении тем, кто по известной причине не вяжет лыка, не может внятно сформулировать вопрос или, проспав, спрашивает о том, что буквально пару минут назад подробно разбиралось в эфире.

Но всегда каждый вопрос для меня – полная неожиданность.

Как на экзамене – не знаешь, какой билет вытащишь…

М-да... На экзамене хотя бы дают время на подготовку. В эфире такого времени никто не дает.

Радио – весьма капризная дама. Она не понимает, когда ты смотришь на нее и тупо молчишь. Эфир, как и женщина, любит ушами. И любая пауза вызывает у слушателя единственно верную реакцию – переключиться, ибо на этой станции, похоже, начался обеденный перерыв.

Значит, молчать нельзя. Ни секунды. И отвечать требуется мгновенно. Пока твои слушатели не разбежались.

В закромах памяти надо срочно отыскать правильный ответ. Поисковые системы интернета по скорости обработки запроса в такие секунды наверняка уступают оперативности обработки информации мозгом.

На лбу образуется испарина…

монитор Помня, что через установленные в студии камеры мой слушатель имеет возможность быть еще и зрителем - наблюдать за мной в сети, приходится натянуто улыбаться. Ну не портить же ему настроение своим остервенелым выражением лица.

В 2008 году на «Маяке» я начинил студийный компьютер шпаргалками: основными Кодексами, приказами МВД и Минздрава, ГОСТами, инструкциями, регламентами и прочей «электронной макулатурой».

И первую же попытку обратиться в прямом эфире к первоисточникам мой слушатель расценил как саботаж: на поиск нужной статьи в нужном кодексе ушла прорва времени…

И от этой затеи пришлось отказаться.

За двенадцать лет в студиях у микрофона
в прямом эфире проведено более 1700 часов

Встречаемся возле ваших радиоприемников!

Спасибо за заявку
Ожидайте нашего звонка.